Рубрики
Заброшенное Церкви

Странная находка в селе Базяково (Республика Татарстан)

Узнав, что в селе Базяково находится заброшенная церковь 1761 года постройки, съемочная группа канала ДРУГИЕ МЕСТА сразу же отправилось в Алексеевский район Татарстана. То, что мы обнаружили рядом с церковью, превзошло все наши ожидания — чугунные надгробия семейства Грубер с черепом и мальтийским крестом на одной из могильных плит.

Нас очень заинтересовала эта история, и мы попытались выяснить все, что известно о Базяково и его жителях, некогда погребенных под такими необычными надгробиями.

Село Базяково основано в середине 17 веке, раньше оно называлось Богородское и населяли его помещичьи крестьяне. Тихвинско-Богородицкая церковь по некоторым сведениям построена на средства прихожан, однако историки утверждают, что храм возведен на средства помещиков Мельгуновых. 

Возле Тихвинской церкви раньше находилось большое кладбище. Когда в селе прокладывали газопровод, в тридцати метрах от церкви при рытье траншей нашли большое количество костей и черепов. От этого кладбища и остались три необычных чугунных надгробия семейства с немецкой фамилией Грубер.

Сельчане утверждают, что раньше надгробий было больше, но часть плит вандалы сдали на металл. Оставшиеся три тоже перенесены ближе к церкви, а где на самом деле находились захоронения — сейчас установить невозможно. В 2019 году церковь и надгробия были включены в реестр объектов культурного наследия регионального значения. Надеемся, что это убережет плиты от сдачи в металлолом.

На надгробиях до сих пор можно разобрать фамилии и даты смерти тех, кто когда-то был упокоен под ними. На могильной плите Петра Андреевича Грубера, скончавшегося в 1826, мы обнаружили шокирующую символику в виде черепа с перекрещенными костями. Этот символ называется «Адамова голова», в христианстве он был особо почитаем и служил олицетворением бесстрашия и презрения к смерти, а также возможности спасения в Царстве Божием. Тем более скончался Петр Грубер в 33 года — в возрасте Христа. Значит, члены семьи Грубер были христианами, посещали службы, возможно именно в Тихвинской церкви их крестили или отпевали.

Сверху на надгробии — равносторонний крест, похожий на мальтийский. Неужели дворянин, погребенный под этой плитой, был масоном? 

Второе надгробие Прасковьи Владимировны Грубер, в девичестве — Арбузовой. Она сменила фамилию, после того, как вышла замуж за племянника Петра Грубера по линии брата. Скончалась в возрасте 32 лет, в 1878 году. Дальние потомки Прасковьи Арбузовой-Грубер – знаменитые химики Арбузовы, тоже выходцы из этих мест. 

Третье надгробие, щемящее душу и, может, поэтому уцелевшее с 1880 года — младенца Нины Грубер, скончавшейся 9 месяцев от роду. К сожалению, история появления рода Груберов в Базяково утеряна. 

Некогда в Тихвинской церкви хранилась особо чтимая чудотворная Тихвинская икона Богоматери. Как вспоминают жители села, икона стояла в главном иконостасе, была богато украшена, в дорогом киоте, на иконе были золотые бусы, на венце — бисерки. 

Ходит жуткая легенда, что в 1917 году все священнослужители церкви были расстреляны, а их тела сброшены с обрыва в реку Актай напротив храма.

Однако, согласно архивным сведениям в Алексеевском районе Татарстана (где находится Базяково), мероприятия по закрытию церквей проводились позднее, чем в других районах, примерно с 1935 года. Так в 1932 году в Тихвинской церкви служил отец Михаил Егоров, который потом блпгополучно жил в Казани в одном из приходов. 

Когда храм еще действовал в 30-е годы, на Пасху, как вспоминают старожилы, зажигали сало, залитое в чашечки, которые были установлены на каменных столбах ограды. После закрытия храма ограду растащили на огороды, столбы разобрали. Местные власти посылали людей разбирать иконы, но многие отказывались, боясь греха и кары божьей. Были и такие, что боялись властей и вынуждены были подчиниться, ведь отказавшихся угоняли в Сибирь, репрессировали. 

Документальных свидетельств о закрытии церкви в селе не сохранилось. В советское время церковь была закрыта и разорена. В это время зданием интересовались только местные овцы — когда пастухи перегоняли стадо мимо церкви, животные бежали и лизали кирпичи храма, поэтому некоторые камни в церковной стене приобрели округлую форму.

Как добраться?

Видео

Фотографии

Рубрики
Городская среда Заброшенное

Как в Казани укрепили дорогу могильными плитами

Известный химик и преподаватель Казанского университета Флавиан Флавицкий до революции пожертвовал средства на укрепление склона улицы Ульянова-Ленина в Казани. Конечно, улица еще не носила имя Владимира Ильвича, а называлась «Первая гора». Дом Флавицкого находился тут же, в начале улицы, и ему и в голову не мог прийти тот, более современный метод укрепления склонов, который выбрали нынешние строители — выложить обочину проезжей части могильными плитами. 

До революции рядом с Первой горой находилось несколько храмов, при которых традиционно были устроены кладбища. В 30-е годы храмы были закрыты, одна из церквей полностью разрушена,а могильные плиты с кладбищ заложили в основание дороги и укрепили ими склоны Первой горы. 

Часть надгробий  привезли с кладбища Георгиевской церкви, часть — с армянского кладбища, находившегося на месте старообрядческой церкви и со старинного некрополя  Спасо-Преображенского монастыря, находившегося  на территории Казанского Кремля и тоже полностью уничтоженного. 

Конечно, официальных распоряжений и документов на использование остатков оскверненных захоронений не было, однако, по всей видимости, нашлось немало крепких хозяйственников, готовых без подсказки свыше использовать качественный, прочный и, самое главное, бесплатный стройматериал как основу для фундамента светлого будущего СССР в общем, и вверенного им участка дороги – в частности. 

До глобальной перестройки Казани к Универсиаде-2013 надгробия мало кого интересовали — лишь местных краевведов-энтузиастов и представителей дворянских фамилий. Так Николай фон Эссен, потомок немецкого рода, увез около трех десятков надгробий в подворье Раифского мужского монастыря в Казани, где они находятся и поныне. 

В 2011 году при строительстве Проспекта Универсиады во время прокладки канализации рабочие выворотили из-под земли еще несколько десятков надгробий. На многих фрагментах читались надписи, даты, эпитафии. Костей рабочие не нашли, но это и неудивительно, ведь кладбища находились в других местах. Окрестные жители были шокированы, увидев камни с погостов, поднялся шум в средствах массовой информации. Общественность была единодушна — к старинным надгробиям следует проявить уважение. Провели совещание, пригласили Олесю Балтусову, подрядчиков, участвующих в строительстве дороги, местных историков. Поговорили о важности сохранения остатков казанских некрополей и написали об этом несколько статей в СМИ. 

Однако в настоящее время небольшие фрагменты надгробий по-прежнему лежат на склоне улицы Ульянова-Ленина. Жители района, как и раньше, прогуливаются по пешеходной дорожке, с высоких откосов которой им под ноги скатываются куски чьих-то могил. Часть камней кому-то приглянулась — то ли дачникам, то ли краеведам — в земле остались только углубления, сами камни пропали. 

Взобравшись на холм с обратной стороны, мы увидели поросший деревьями участок над дорогой. С него открывается красивый вид на самый центр Казани — Кольцо, улицу Петербургскую, театр кукол и старообрядческую церковь. Однако, поднявшись по тропинке наверх, мы обнаружили, что  обзорная площадка понравилась не нам одним.

Даже сложно представить, что в историческом центре столицы Татарстана можно найти такое обгаженное место, как этот приют для бомжей и алкашей, скрытый за кустами американских кленов. Повсюду валяется мусор, бутылки и банки, остатки чьей-то одежды, стройматериалы и даже фекалии — видимо маргиналы приспособили укромный уголок для отправления естественных потребностей. Рядом мы нашли все те же куски мрамора, некоторые удачно приспособлены под сиденья или подставки для банок. Могильный холодок, исходящий от старых плит, видимо, никому не мешает.

Как добраться?

Видео

Фотографии

Рубрики
Городская среда Заброшенное

Заброшенное мусульманское кладбище «Бишбалта» в Казани

Тут отличный пляж — загорают девушки, купаются дети, в 100 метрах от берега Волги — серф-станция. Место находится в Адмиралтейской слободе, недалеко от центра Казани, за пять минут можно доехать на машине до Кремля. 

И практически никто из посетителей пляжной зоны отдыха не обращает внимания на то, что рядом с ними находится некрополь. Древнее мусульманское кладбище носит название «Бишбалта» — якобы здесь находились захоронения поселения с одноименным названием, существовавшего еще во времена Казанского ханства. Название «Бишбалта» (Пять топоров), по мнению некоторых исследователей, связано с деятельностью живших в этой слободе плотников. Это было стратегическое поселение, созданное для обороны Казани. Многочисленные источники свидетельствуют о том, что Бишбалта еще с булгарских времен стала центром судостроения. 

В XVIII веке император Петр I оценил местоположение поселения и традиции казанского судоходства. В 1718 году в Бишбалте учреждается второе в стране адмиралтейство (первое — в Санкт-Петербурге). Корабли, входящие в состав флота России, строили татары-лашманы – так называли государственных крестьян, труд которых использовали в кораблестроительстве и лесорубном деле. 

Так поселение Бишбалта разрастается в целый район, который получает название Адмиралтейская слобода. 

Год возникновения древнего мусульманского кладбища точно неизвестен — кто-то относит его к XV веку, некоторые историки утверждают, что хоронить на нем начали с 1840 года. Самое раннее сохранившиеся захоронение на кладбище датируется концом XIX века, последнее погребение было сделано в 1933 году, после чего кладбище было закрыто. Часть кладбища ушла под воду в 1957 году при наполнении Куйбышевского водохранилища. Не исключено, что под песком городского пляжа и у берега на дне Волги, в которой так весело плещутся ребятишки, тоже находятся захоронения — ведь могилы никто не переносил. 

Сейчас кладбище находится в ужасном состоянии — нет ни одного целого надгробия, вся территория поросла деревьями, очертаний погребений уже не разобрать и ходить приходится практически вслепую, прямо по чьим-то могилам.   

На разбитых могильных камнях — пышные эпитафии арабской вязью, но 90% всех надгробий утрачено, из разрозненных кусков плит уже невозможно что-то понять. Единственный сохранившийся и хорошо читаемый надмогильный камень принадлежит шейху Билалетдину Габитову (1841-1918), который был имамом в Адмиралтейской слободе.

В 2018 году Министерство культуры Республики Татарстан внесло кладбище «Бишбалта» в перечень выявленных объектов археологического наследия. До этого кладбище пережило несколько актов вандализма, а близкое расположение к воде всегда привлекало частников, которые раз за разом пытались застроить прилегающую территорию. Тут до сих пор активно возводятся коттеджи, не исключено, что на некоторых из них можно найти мраморные или гранитные осколки древних плит. 

Похоже, тут любит проводить время молодежь — повсюду валяются обертки от чипсов и пустые бутылки, а на песке ближе к берегу — следы костра. Конечно, кладбище обнесено забором, но зайти через калитку может любой желающий, охраны тут нет. 

Обеспечение сохранности кладбища осложняется тем, что оставшаяся его часть находится в низине. Весной кладбище регулярно подтапливается. Прибой размывает могилы, портит могильные камни. Текущая сквозь старые захоронения вода уходит вглубь, в грунтовые воды. Сейчас никто не может сказать, способно ли это нанести вред местным жителям, многие из которых живут в частных домах по соседству и, наверняка, для личных нужд используют воду из скважин. Одно совершенно точно — старинные надгробия не должны лежать в таком состоянии, на берегу городской зоны отдыха, позабытые и оскверняемые невниманием.

Как добраться?

Видео

Фотографии

Рубрики
Заброшенное Церкви

Заброшенная церковь Богоявления Господня в селе Сула на юго-востоке Татарстана

Небольшой посёлок Сула под Бугульмой основан в 1740 году знаменитым ученым, членом-корреспондентом Российской академии наук Петром Рычковым. Его сын, Василий Рычков, пожаловал крестьянам села вольные еще до отмены крепостного права.

На средства Василия Петровича здесь была построена церковь Богоявления Господня (Богоявленская). В 1821 году храм перестроен. 

С этой церковью связана трагическая судьба одного из потомков знаменитого рода Скалонов. Николай Васильевич Скалон служил в Петербурге, был юристом, кандидатом прав Санкт-Петербургского университета. Он женился на Софье Рычковой, правнучке Петра Рычкова, после чего семья переехала из Петербурга в родовое имение в Суле, здесь же в 1903 году у них родился сын Василий.  

Софья Николаевна была прирожденным зоотехником, любила животных. Скалоновские коровы славились в округе высоким качеством молока. Также она разводила особую породу лошадей, которых также называли скалоновскими.

Во время революции в Бугульминском районе власть в свои руки захватила группа чекистов, которую, как в дальнейшем оказалось, можно было назвать бандой. Под прикрытием советской власти они грабили и убивали жителей района, буквально потроша состоятельных купцов и дворян и их имущество. 

Конечно, такую богатую усадьбу, как поместье Скалонов, они не могли обойти стороной. Николая Скалона арестовали вместе с другими жителями Бугульмы прямо в Богоявленской церкви во время всенощной в ночь с 7 на 8 ноября, как участника контрреволюционного заговора. 

После ареста Николая Васильевича жена в панике начала разыскивать мужа. Обратилась в ЧК, где ее успокоили, сказав, что муж не арестован, однако находится в заложниках и необходимо внести за него выкуп 56000 рублей. Деньги чекисты взяли, сказав жене, что её муж находится на земляных работах в Самаре и скоро вернется домой. Весной 1919 года Софье Николаевне сообщили, что за Бугульмой найдены тела убитых — тех, которые были арестованы вместе с Николаем Скалоном. Женщина нашла тело мужа среди расстрелянных. Чекисты не погнушались взять деньги с жены, зная, что её муж уже лежит под снегом бездыханный. Расстрел производил взвод городской комендатуры на окраине города. Ныне это район кирзавода (городская баня).

После еще нескольких случаев  циничных убийств с целью грабежей, началось расследование деятельности «уездных оборотней». В 1919 году бугульминскую ЧК расформировали, а бывших чекистов заключили под стражу и передали под суд.  

После гибели мужа в семье Скалонов 7 ноября — праздник Великой Октябрьской революции не праздновали ни при каких условиях. 

Софья Скалон умерла в 1945 году, в возрасте 68 лет. Считалось, что похоронена она в семейном склепе Рычковых в селе Спасское. Но когда мы уже подготовили этот материал, с нами связался местный краевед Александр Старостин и сообщил, что Софья Скалон похоронена в Суле, на старом кладбище. Надгробие с фамилией Скалон и годами её жизни он обнаружил случайно, навещая могилу своего деда, который был мельником в селе Петровка при барине Дмитриеве.

Надгробие сделано из песчаника, поэтому сильно разрушено, однако лет пять назад на памятнике еще можно было разобрать буквы.

Сын Софьи и Николая — доктор биологических наук, профессор Василий Скалон во время репрессий 38 года спасая свою жизнь, вынужден был уехать далеко на север. Там он и вел свою научную деятельность — принимал участие в экспедициях, исследовал Приангарье, Якутский край, создавал зоологический музей в Улан-Баторе. 

В настоящее время село Сула вымирает. Богоявленская церковь закрыта в 1930-х годах. Александр Старостин рассказал нам, что его бабушка помнила и до конца жизни рассказывала о том, как вывозили церковные ценности из храма Богоявления Господня. Всю утварь отвезли в село Спасское, а кто ее присвоил и куда она делась дальше – никто не знает. Сейчас памятник архитектуры в руинах, своды обрушились, росписи стерты. Церковные стены рассыпаются прямо на глазах, зубья кирпичей опасно торчат наружу, и видно, как ветер выдувает раствор между ними.  Удивительным образом  на втором этаже сохранились невредимыми сводчатые рамы окон. В одном из углов храма стоят несколько икон — как надежда на чудо, которого с этой церковью, конечно, не случится. 

Как добраться?

Видео

Фотографии

Рубрики
Заброшенное Усадьбы

Заброшенная усадьба Дмитриева на юго-востоке Татарстана

Усадьба в селе Петровка — это подарок отца, Дмитрия Рычкова, своей дочери Елизавете, вышедшей замуж за Петра Петровича Дмитриева. 

Петр Дмитриев — председатель Бугульминской земской управы, почетный мировой судья, директор приюта для сирот. Именно он приложил немало стараний для того, чтобы проект железной дороги, которая по плану должна было проходить в 15 километрах от города Бугульма, был изменен. На строительство дороги не выделялись государственные кредиты, для экономии денег использовался конно-ручной труд, однако перенос железнодорожной ветки в Бугульму поддержали состоятельные люди города, а сам Петр Дмитриев вложил собственные средства. Благодаря стараниям помещика в августе 1911 года открылся участок Волго-Бугульминской железной дороги. 

В Бугульме у Петра Дмитриева был свой дом на одной из центральных улиц города, а двухэтажный каменный особняк с башенкой в селе Петровка скорее всего выполнял роль загородного жилья — ведь расположен он на участке леса с соснами в возрасте от 100 лет, к которому примыкает живописный пруд. На пруду еще осталось каменное здание мельницы, выстроенное в одном архитектурном стиле с усадьбой. Оба здания отделаны чупаевским камнем — это рельефный известняк, который придает зданиям средневековый вид. 

Заслуги помещика никак не помогли ему в смутное революционное время — 19-го января 1919 года бугульминские чекисты сообщили своему начальству о расстреле пятерых контрреволюционеров-помещиков – в том числе Петра Дмитриева. Жена Елизавета скончалась тремя годами раньше и не стала свидетелем печальной участи своего супруга.

В советское время в усадьбе располагалась база отдыха Бугульминского механического завода. У входа рабочих завода встречала скульптура Ленина. Рядом с усадьбой было построено здание столовой, сейчас от него остались одни стены, с которых сбита даже кафельная плитка. 

Усадьба и мельница также находятся в запустении, одноэтажные остекленные веранды особняка полностью разрушены. Вождь революции свергнут с постамента, а скульптура куда-то исчезла — возможно, отправилась на переплавку в цветмет, обогатив карман предприимчивого сельчанина. 

В парке у дома Дмитриева в нескольких местах видны следы костров. Похоже, что на кирпичах дома XIX века местные жители любят жарить шашлыки. Многочисленные следы поджога видны и внутри усадьбы. Мы попытались зайти в башенку, но остановились, услышав непонятный гул. Присмотревшись, увидели деревянную колоду и жужжащий рой насекомых вокруг него — охранниками памятника архитектуры оказались дикие пчелы! Может поэтому вокруг так много следов огня — кто-то пытался выкурить рой из здания?

Из всего наследия  Петра Дмитриева в селе Петровка до наших дней уцелело только название населенного пункта,  напоминающее о его хозяине, и памятник природы «Петровские сосны», которые укрывают погибающую усадьбу среди своих раскидистых ветвей.

Как добраться?

Видео

Фотографии

Рубрики
Заброшенное Производства Усадьбы

Заброшенный спиртзавод в селе Рычково (Оренбургская область)

Рычково — деревня, хозяевам которой не везло в картах. Дважды её проигрывали азартные владельцы — отпрыски известных фамилий. Сначала Петр Андреевич Рычков — потомок знаменитого ученого-этнографа пропил все свои деньги, разорился и сдал в банк именье вместе с находившимся тут винокуренным заводом.

Поместье приобрел помещик Дунаев, который решил модернизировать производство спирта. На фасаде здания завода, которое стоит по сей день, красуются крупные цифры «1891». Это год перестройки винокурни — раньше здание было деревянным. Кирпич для постройки основного корпуса и амбаров изготавливали тут же, местный глиняный рудник славился по всей губернии. Воду для изготовления спирта привозили с родника Белый ключ, которые находится в нескольких километрах от Рычково и снабжал водой не только завод, но и барскую усадьбу. Спирт делали из зерна и картофеля, а отапливался завод дровами.

Сын Дунаева тоже оказался кутилой и после смерти отца также проиграл поместье в карты в 1905 году. Помещики, выкупившие поместье у банка, кинули жребий и разделили покупку просто: все строения с одной стороны реки, разделяющей село, достались помещику Фадееву, с другой — Дохлову.

В 1917 году земля была конфискована, спиртзавод передан государству. По рассказам местного жителя, которого мы встретили неподалеку, завод еще работал до 1957 года. При заводе даже располагались лаборатории для оценки качества производимой продукции, а когда сельские мальчишки лазили по уже закрытому зданию, то находили стеклянные колбы и другое оборудование. Сейчас здание завода стоит без крыши, внутри все заросло деревьями. Однако на кирпичных стенах остались части заводских механизмов, в одном из помещений, в котором не успела провалиться крыша, пол усыпан зерном. В разрушенном цеху сохранились каменные подставки под круглые чаны. В эти цеха с улицы ведут широкие и пологие лестницы, в середине которых оборудован скат. Перед ним в пол вмонтированы два больших железных кольца — видимо для того чтобы несколько рабочих могли с помощью веревок или цепей зафиксировать и потом переместить в цех тяжелые чаны или какое-то еще оборудование для производства.

Неподалеку от завода находятся три здания амбаров, на одном из них на фасаде выложена кирпичом дата постройки — «1905». Сейчас здания заброшены, также, как и завод. Высота потолков, деревянные дореволюционные перекрытия, огромные пространства – напоминает модный формат лофт, если бы не брошенная сельхозтехника со спущенными колесами по углам амбаров. 

В селе доживает свое время барский дом Рычковых, простоявший около 250 лет. Двухэтажный каменный дом с цоколем был оборудован водопроводом. Для изготовления водопроводных желобов использовали лиственницу, привезенную из Перми. Из лиственницы вырезали и парадный вход, и лестницу на второй этаж. Колонны парадного входа уцелели до сих пор.  Деревянный водопровод поменяли в советские время, сельчане были удивлены сохранности желобов — очень жесткие, тяжелые, как железные, чем-то пропитаны.

Даже в советское время усадьба отапливалась дровами. В ней располагалось немало учреждений — сельсовет, школа, а на нижних этажах одно время были оборудованы жилые помещения. В 90-е годы ходили слухи о том, что особняк выкупили нефтяники и собираются превратить ее в дом отдыха. Тем более инфраструктура располагает – рядом разбит барский парк с еловой аллеей, правда фонтан в центре парка разрушен. Однако проекту не суждено было быть реализованным. Во дворе особняка теперь хранится сено, а здание настолько поросло деревьями, что внутрь зайти проблематично. 

Сами жители села до сих пор пьют чистую природную воды из родника, который находится в центре Рычково. Это местная достопримечательность — клепаный чан, куда набирается вода, остатки водопровода барского дома Рычковых. Вода в роднике настолько хороша, что на Крещенье сюда приезжают смыть грехи верующие с окрестных населенных пунктов.

Как добраться?

Видео

Фотографии