Рубрики
Заброшенное Церкви

Заброшенная церковь Богоявления Господня в селе Сула на юго-востоке Татарстана

Небольшой посёлок Сула под Бугульмой основан в 1740 году знаменитым ученым, членом-корреспондентом Российской академии наук Петром Рычковым. Его сын, Василий Рычков, пожаловал крестьянам села вольные еще до отмены крепостного права.

На средства Василия Петровича здесь была построена церковь Богоявления Господня (Богоявленская). В 1821 году храм перестроен. 

С этой церковью связана трагическая судьба одного из потомков знаменитого рода Скалонов. Николай Васильевич Скалон служил в Петербурге, был юристом, кандидатом прав Санкт-Петербургского университета. Он женился на Софье Рычковой, правнучке Петра Рычкова, после чего семья переехала из Петербурга в родовое имение в Суле, здесь же в 1903 году у них родился сын Василий.  

Софья Николаевна была прирожденным зоотехником, любила животных. Скалоновские коровы славились в округе высоким качеством молока. Также она разводила особую породу лошадей, которых также называли скалоновскими.

Во время революции в Бугульминском районе власть в свои руки захватила группа чекистов, которую, как в дальнейшем оказалось, можно было назвать бандой. Под прикрытием советской власти они грабили и убивали жителей района, буквально потроша состоятельных купцов и дворян и их имущество. 

Конечно, такую богатую усадьбу, как поместье Скалонов, они не могли обойти стороной. Николая Скалона арестовали вместе с другими жителями Бугульмы прямо в Богоявленской церкви во время всенощной в ночь с 7 на 8 ноября, как участника контрреволюционного заговора. 

После ареста Николая Васильевича жена в панике начала разыскивать мужа. Обратилась в ЧК, где ее успокоили, сказав, что муж не арестован, однако находится в заложниках и необходимо внести за него выкуп 56000 рублей. Деньги чекисты взяли, сказав жене, что её муж находится на земляных работах в Самаре и скоро вернется домой. Весной 1919 года Софье Николаевне сообщили, что за Бугульмой найдены тела убитых — тех, которые были арестованы вместе с Николаем Скалоном. Женщина нашла тело мужа среди расстрелянных. Чекисты не погнушались взять деньги с жены, зная, что её муж уже лежит под снегом бездыханный. Расстрел производил взвод городской комендатуры на окраине города. Ныне это район кирзавода (городская баня).

После еще нескольких случаев  циничных убийств с целью грабежей, началось расследование деятельности «уездных оборотней». В 1919 году бугульминскую ЧК расформировали, а бывших чекистов заключили под стражу и передали под суд.  

После гибели мужа в семье Скалонов 7 ноября — праздник Великой Октябрьской революции не праздновали ни при каких условиях. 

Софья Скалон умерла в 1945 году, в возрасте 68 лет. Считалось, что похоронена она в семейном склепе Рычковых в селе Спасское. Но когда мы уже подготовили этот материал, с нами связался местный краевед Александр Старостин и сообщил, что Софья Скалон похоронена в Суле, на старом кладбище. Надгробие с фамилией Скалон и годами её жизни он обнаружил случайно, навещая могилу своего деда, который был мельником в селе Петровка при барине Дмитриеве.

Надгробие сделано из песчаника, поэтому сильно разрушено, однако лет пять назад на памятнике еще можно было разобрать буквы.

Сын Софьи и Николая — доктор биологических наук, профессор Василий Скалон во время репрессий 38 года спасая свою жизнь, вынужден был уехать далеко на север. Там он и вел свою научную деятельность — принимал участие в экспедициях, исследовал Приангарье, Якутский край, создавал зоологический музей в Улан-Баторе. 

В настоящее время село Сула вымирает. Богоявленская церковь закрыта в 1930-х годах. Александр Старостин рассказал нам, что его бабушка помнила и до конца жизни рассказывала о том, как вывозили церковные ценности из храма Богоявления Господня. Всю утварь отвезли в село Спасское, а кто ее присвоил и куда она делась дальше – никто не знает. Сейчас памятник архитектуры в руинах, своды обрушились, росписи стерты. Церковные стены рассыпаются прямо на глазах, зубья кирпичей опасно торчат наружу, и видно, как ветер выдувает раствор между ними.  Удивительным образом  на втором этаже сохранились невредимыми сводчатые рамы окон. В одном из углов храма стоят несколько икон — как надежда на чудо, которого с этой церковью, конечно, не случится. 

Как добраться?

Видео

Фотографии

Рубрики
Заброшенное Усадьбы

Заброшенная усадьба Дмитриева на юго-востоке Татарстана

Усадьба в селе Петровка — это подарок отца, Дмитрия Рычкова, своей дочери Елизавете, вышедшей замуж за Петра Петровича Дмитриева. 

Петр Дмитриев — председатель Бугульминской земской управы, почетный мировой судья, директор приюта для сирот. Именно он приложил немало стараний для того, чтобы проект железной дороги, которая по плану должна было проходить в 15 километрах от города Бугульма, был изменен. На строительство дороги не выделялись государственные кредиты, для экономии денег использовался конно-ручной труд, однако перенос железнодорожной ветки в Бугульму поддержали состоятельные люди города, а сам Петр Дмитриев вложил собственные средства. Благодаря стараниям помещика в августе 1911 года открылся участок Волго-Бугульминской железной дороги. 

В Бугульме у Петра Дмитриева был свой дом на одной из центральных улиц города, а двухэтажный каменный особняк с башенкой в селе Петровка скорее всего выполнял роль загородного жилья — ведь расположен он на участке леса с соснами в возрасте от 100 лет, к которому примыкает живописный пруд. На пруду еще осталось каменное здание мельницы, выстроенное в одном архитектурном стиле с усадьбой. Оба здания отделаны чупаевским камнем — это рельефный известняк, который придает зданиям средневековый вид. 

Заслуги помещика никак не помогли ему в смутное революционное время — 19-го января 1919 года бугульминские чекисты сообщили своему начальству о расстреле пятерых контрреволюционеров-помещиков – в том числе Петра Дмитриева. Жена Елизавета скончалась тремя годами раньше и не стала свидетелем печальной участи своего супруга.

В советское время в усадьбе располагалась база отдыха Бугульминского механического завода. У входа рабочих завода встречала скульптура Ленина. Рядом с усадьбой было построено здание столовой, сейчас от него остались одни стены, с которых сбита даже кафельная плитка. 

Усадьба и мельница также находятся в запустении, одноэтажные остекленные веранды особняка полностью разрушены. Вождь революции свергнут с постамента, а скульптура куда-то исчезла — возможно, отправилась на переплавку в цветмет, обогатив карман предприимчивого сельчанина. 

В парке у дома Дмитриева в нескольких местах видны следы костров. Похоже, что на кирпичах дома XIX века местные жители любят жарить шашлыки. Многочисленные следы поджога видны и внутри усадьбы. Мы попытались зайти в башенку, но остановились, услышав непонятный гул. Присмотревшись, увидели деревянную колоду и жужжащий рой насекомых вокруг него — охранниками памятника архитектуры оказались дикие пчелы! Может поэтому вокруг так много следов огня — кто-то пытался выкурить рой из здания?

Из всего наследия  Петра Дмитриева в селе Петровка до наших дней уцелело только название населенного пункта,  напоминающее о его хозяине, и памятник природы «Петровские сосны», которые укрывают погибающую усадьбу среди своих раскидистых ветвей.

Как добраться?

Видео

Фотографии